Персонализированная медицина — наше будущее?

Медики планируют назначать таблетки по ДНК, рекомендуют круглосуточный мониторинг пульса смартфоном и почти готовы дублировать ваши органы.

Мslideshow_kuda_rabotatы с вами живем в удивительное время. Время, когда медицина становится из ремесла и искусства наукой. Активно развиваются два важнейших направления: медицина доказательная и медицина персонализированная. Первая научилась оперировать большими массивами данных, и мы теперь с цифрами в руках можем говорить: гомеопатия не работает, а курение действительно отнимает у нас годы жизни. А что же такое вторая?

Это медицина, которая, как постулируется, лечит не болезнь, а больного — со всеми его уникальными особенностями, максимально подстраивая терапию под конкретного человека. Вот несколько направлений персонализированной медицины, которые либо уже существуют, либо ожидают нас в ближайшем будущем.

Геном всему голова

В 2003 году был опубликован первый в мире расшифрованный геном человека. А что такое гены? Это инструкции по синтезу белков. И если в инструкции существует какая-то опечатка, белок синтезируется неправильно, не выполняет свою функцию, — то человек заболевает. Поэтому для персонализированной медицины очень важно знать полную последовательность генов конкретного человека и то, как они работают.

Однако тут есть одна большая загвоздка — деньги. Первый полностью секвенированный геном стоил более миллиона долларов. Однако сейчас цены упали на три порядка, и можно расшифровать свой персональный геном за тысячу. Думается, еще бы в десять раз уменьшить — и уже тогда можно вводить обязательное присутствие генома в личной медицинской карте больного. Правда, хорошо бы еще врачей научить работать с этой информацией.

Полный контроль 24×7

4fd081f6d7f324db09b0c2aeee54f905

Скажем честно — когда мы таки попадаем к врачу, обычно бывает уже поздно. Измерять показатели нашего здоровья даже раз в год-полгода все равно бывает недостаточно. И хорошо иметь гаджет, который мониторил бы наши показатели и, если что-то вдруг вышло за пределы нормы, сразу подавал бы сигнал.

На самом деле носильные медицинские персональные приборы уже вошли в наш обиход. Диабетики носят при себе глюкометры, существуют персональные датчики пульса, давления, которые сбрасывают информацию на мобильник, в США поступил в коммерческую продажу индивидуальный сканер мозга в инфракрасном диапазоне, способный контролировать эпилепсию, появились домашние анализаторы мочи и даже аппараты УЗИ. Когда дело касается здоровья, тотальный контроль — это даже хорошо.

Новые органы «про запас»

Ну, насчет «про запас» — это пока еще из области фантастики, однако, судя по всему, не за горами тот час, когда почти любой орган (за исключением мозга, конечно) можно будет заменить. Не на донорский, вызывающий проблемы с отторжением, а на свой собственный.

Научное сообщество в 2006 году взорвало сообщение группы Энтони Аталы из Северной Каролины. Оказывается, Атала еще в 1999 году пересадил нескольким пациентам мочевой пузырь, выращенный с использованием стволовых клеток, но не опубликовал тогда результаты, дабы убедиться, что не возникло проблем и в отдаленном периоде времени. С тех пор в мире проведено около 30 подобных операций.

Сейчас Атала — один из мировых лидеров нового направления в медицине, которое получило название тканевой инженерии. Под его руководством уже выращивают хрящи, кости, сосуды, уретру и многие другие органы и ткани. Пытаются здесь «работать» и над почками, которые сделать гораздо сложнее, чем мочевой пузырь. Сам Атала возлагает большие надежды на технологию 3D-печати, посредством которой орган можно будет просто напечатать из соответствующих клеточных культур.

В США существует сертифицированный 3D-принтер, который умеет печатать сердечную и кожную ткань. В прошлом году в России впервые в мире напечатали полноценный орган — щитовидную железу мыши — и даже провели пересадку. Однако до печати больших органов типа почки остаются еще годы и годы.

Лекарства по заказу

67ab7163ec5e97e4b142e0e62a331613

Важнейшее условие для роста персонализированной медицины — это успехи молекулярной биологии и компьютерной фармакологии. За последние годы компьютерные химики сумели смоделировать с атомным разрешением работу большого количества разнообразнейших рецепторов. Следующий шаг — это синтез лекарств исходя из генетической информации пациента: так, чтобы лекарство действовало именно на его организм. Правда, непонятно, как быть с клиническими испытаниями препаратов для одного пациента.

Не всегда персонально — значит лучше

И еще один важный момент. Нужно помнить, что всё хорошо в меру. И иногда «персональные особенности» — по крайней мере, на уровне генома, — совершенно не обязательно учитывать в медицинских рекомендациях. Что-то работает хорошо для всех. Например, метаанализ 8 рандомизированных исследований и почти 10 тысяч человек показал, что любые способы похудеть, основанные на рациональном питании, физической активности и даже медицинских препаратах, одинаково помогают как носителям «гена ожирения», так и людям, не имеющим его в своем геноме.

«Ген ожирения», как его часто называют в научно-популярных изданиях, можно найти в научных статьях под названием «ген FTO». Исследования показывают, что носители одной копии этого гена в хромосоме в среднем весят на 1,2 кг больше, чем «счастливчики» без этого гена; если же подобных копий две, то средняя масса больше уже на 3 кг.

Участники исследования, носившие в своем геноме ген FTO, в среднем весили на 0,89 кг больше, чем участники без такого гена. Тем не менее никаких особенностей в терапии ожирения у «генетически тучных» людей не наблюдалось. Любой из методов терапии лишнего веса работал одинаково: все «сбрасывали» одинаково быстро или одинаково медленно и одинаково много или одинаково мало.

Поэтому хотя будущее, конечно, за персональной медициной, лекарствами по заказу и учетом полного генома пациента, это не означает, что достижения общей медицины должны быть выброшены на свалку истории. Главное — без фанатизма.

Алексей Паевский